Preview

Влияние ожирения на развитие нарушения репродуктивной функции у женщин

https://doi.org/10.14341/omet201713-8

Полный текст:

Аннотация

Ожирение оказывает неблагоприятное влияние на репродуктивное здоровье женщин. В обзоре представлены данные литературы о современных представлениях об этиологии, патогенезе ожирения и его влиянии на репродуктивное здоровье женщины. Особое внимание уделено проблемам, возникающим у женщин, страдающих ожирением, репродуктивного возраста.

Для цитирования:


Горбатенко Н.В., Беженарь В.Ф., Фишман М.Б. Влияние ожирения на развитие нарушения репродуктивной функции у женщин. Ожирение и метаболизм. 2017;14(1):3-8. https://doi.org/10.14341/omet201713-8

For citation:


Gorbatenko N.V., Bezhenar V.F., Fishman M.B. Obesity and reproductive health of women. Obesity and metabolism. 2017;14(1):3-8. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/omet201713-8

Введение

В настоящее время ожирение является серьезной проблемой здравоохранения во всех странах из-за его распространения и развития существенных последствий для здоровья, связанных с высокой заболеваемостью и смертностью. Некоторые специалисты говорят о существовании эпидемии ожирения [1]. По данным ВОЗ, избыточным весом в современном мире страдают примерно 1,5 млрд взрослого населения. Согласно данным отечественных исследований, около 50% населения России имеют избыточную массу тела, а 30% – ожирение [2].

Увеличение доли людей с избыточной массой тела и ожирением наблюдается повсеместно и затрагивает, в том числе, женщин репродуктивного возраста. Около 30% женщин детородного возраста страдают ожирением и еще около 25% женщин данной группы имеют избыточную массу тела [1]. По данным ВОЗ, к 2025 г. ожидается увеличение частоты ожирения среди женского населения до 50% [3].

В настоящее время убедительно показано, что увеличение индекса массы тела и ожирение ассоциированы с развитием нарушений репродуктивного здоровья, которые включают нарушения менструального цикла, бесплодие, развитие гиперпластических процессов эндометрия и препятствия к использованию вспомогательных репродуктивных технологий [4, 5]. Преобладающим типом нарушения менструальной функции является олигоменорея – у 60%, аменорея встречается в 29% случаев [6]. А при наступлении беременности пациенткам угрожают труднокорригируемый сахарный диабет, преэклампсия, задержка внутриутробного развития плода, преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты, высокая вероятность кесарева сечения, родовой травматизм матери и новорожденного, мертворождение, повышенная материнская смертность, риск развития метаболических расстройств у ребенка в будущем [6, 7, 8]. У женщин с ожирением чаще наблюдаются такие осложнения родов, как слабость родовой деятельности, преждевременное или запоздалое излитие околоплодных вод [6].

Особую значимость приобретает проблема ожирения в периоды пери- и постменопаузы [9]. Поскольку жировая ткань является местом конверсии биоактивных эстрогенов из андрогеновых предшественников, казалось бы, у женщин с ожирением реже должны развиваться такие проявления климактерических расстройств, как вегетососудистые нарушения, остеопороз. Однако результаты ряда исследований показали, что у женщин с ожирением повышение уровня фолликулостимулирующего гормона и снижение концентрации эстрогенов наступает в среднем на 4 года раньше, поэтому у женщин 40–44 лет, страдающих ожирением, приливы отмечаются чаще по сравнению с женщинами, имеющими нормальную массу тела, и лишь к 50–55 годам эти различия стираются [9].

Метаболические нарушения, индуцированные ожирением, приводят к формированию инсулинорезистентности, лежащей в основе таких эндокринно-обусловленных патологических состояний, как синдром поликистозных яичников [10], сопровождающийся олигоменореей и гиперандрогенией [11]. Ожирение, очевидно, является дополнительным фактором, негативно влияющим на фертильность. Однако точные молекулярные и патофизиологические механизмы, определяющие связь между ожирением и нарушением репродуктивной функции, по-прежнему неизвестны [12]. Однако данные, полученные в экспериментах на животных, подтверждают влияние ожирения на все звенья гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы [13].

Гормональные изменения, возникающие вследствие ожирения, и их влияние на репродуктивную функцию

В жировой ткани вырабатывается большое количество разнообразных пептидных продуктов [14]. Некоторые из них синтезируются в адипоцитах, тогда как другие – в стромальных клетках жировой ткани или в макрофагах, которые мигрируют в жировую ткань при ожирении. В совокупности эти продукты называют адипокинами или адипоцитокинами, несмотря на то, что не все они являются классическими цитокинами. Некоторые адипокины, например, лептин, попадают в системный кровоток (и оказывают системные эффекты), в то время как другие, такие как фактор некроза опухоли-α, интерлейкин-6 и ингибитор активатора плазминогена, локализуются в жировой ткани и функционируют как паракринные или аутокринные регуляторы [14]. Особую роль в осуществлении регуляции репродуктивной функции играют лептин, адипонектин, резистин и фактор некроза опухоли-α [14].

Лептин (от греческого «leptos» – мясо) является 16 кДа, негликозилированным пептидом из 146 аминокислот. Он кодируется геном ob, который экспрессируется в жировой ткани, а также, в меньшей степени, в гипоталамусе, гипофизе, плаценте, эпителии желудка, молочных и половых желез. Секреция гормона лептина зависит от массы жировой ткани в организме и играет ключевую роль в регуляции аппетита, массы тела и энергетического метаболизма [15]. Действуя по механизму отрицательной обратной связи, лептин передает в гипоталамус информацию о количестве энергетических запасов на периферии, что необходимо для регуляции расхода энергии и потребления пищи [16, 17]. Однако, вне зависимости от указанных механизмов, лептин может напрямую влиять на репродуктивную функцию у женщин. Гормон выступает в качестве индикатора нутриционного статуса, необходимого для зачатия и успешного протекания беременности, и необходим для активации оси гипоталамус-гипофиз-яичники [18]. Так, эффекты лептина на репродуктивную ось были впервые изучены на моделях мышей с нокаутом соответствующего гена. В исследовании, проведенном Jr.J. Donato и R.M. Cravo (2011), было продемонстрировано, что экзогенное введение лептина индуцирует половое созревание, развитие гонад, нормализует секрецию гонадотропинов и восстанавливает фертильность [4]. У женщин с дефицитом лептина его экзогенное введение также приводит к увеличению концентраций гонадотропинов и эстрадиола. Авторами показано, что секреция лютеинизирующего гормона зависит от уровня лептина и снижается при длительном голодании [19]. В периферических тканях лептин экспрессируется в клетках теки, гранулезы, маточной трубы и эндометрия. Также было показано, что лептин усиливает эффекты гонадотропинов, инсулина и инсулиноподобного фактора роста-1 на стероидогенез в тканях яичника и созревание ооцитов [14].

Ожирение характеризуется гиперлептинемией [20]. Однако, несмотря на высокий уровень гормона, ожирение является состоянием, «способствующим развитию клеточных процессов, нарушающих пути сигнальной трансдукции лептина» [20] и приводящим к лептинорезистентности, ведущей, в свою очередь, к риску деактивации системы гипоталамус-гипофиз-яичники, нарушению менструального цикла и ановуляции [21]. Гиперлептинемия, в свою очередь, нарушает процессы стероидогенеза в гранулезных и тека-клетках яичников. Кроме того, высокая концентрация лептина может нарушать фолликулогенез и созревание ооцита в яичнике [21].

Адипонектин является белком, состоящим из 244 аминокислот, и синтезируется исключительно в адипоцитах жировой ткани [22].

В отличие от других адипокинов, секреция которых увеличивается пропорционально увеличению массы жировой ткани, его уровень при ожирении ниже, чем у людей с нормальной массой тела [19]. Выявлено, что низкий уровень адипонектина в плазме крови предшествует возникновению инсулинорезистентности. Адипонектин регулирует выработку гормонов и экспрессию генов в соматотрофах и гонадотрофах гипофиза, ингибируя секрецию ЛГ, но не оказывает влияния на концентрации фолликулостимулирующего гормона [19].

Фактор некроза опухоли-α продуцируется многими типами клеток, включая макрофаги, лимфоциты и адипоциты [14]. Макрофаги, число которых увеличивается при ожирении, являются основным источником фактора некроза опухоли-α [14]. Кроме того, показано, что половые стероиды могут влиять на синтез фактора некроза опухоли-α. В исследовании C.A. Blum и B. Muller (2009) выявлено, что уровень фактора некроза опухоли-α значительно увеличивается в период ранней постменопаузы по сравнению с более молодыми женщинами и снижается в ответ на лечение эстрогенами [23].

Резистин представляет собой полипептид, который секретируется преимущественно преадипоцитами и в меньшей степени зрелыми адипоцитами абдоминальной локализации [24]. Экспрессия мРНК резистина была выявлена в гипофизе и гипоталамусе, его концентрации в гипофизе очень низки при рождении и увеличиваются в период полового созревания, тогда как экспрессия клетками гипоталамуса практически постоянна в течение жизни. Несмотря на большое количество проведенных исследований, статистически значимых изменений концентрации резистина у женщин с ожирением и нарушением репродуктивной функции к настоящему времени выявлено не было [24]. В последние годы активно изучается влияние грелина на репродуктивную функцию женщин. Этот гормон представляет собой пептид из 28 аминокислот, секретируемый в желудке и в значительной степени контролирующий пищевое поведение и энергетический гомеостаз. Грелин оказывает орексигенный эффект с помощью прямого воздействия на центры, регулирующие аппетит, в головном мозге после прохождения через гематоэнцефалический барьер [25]. В нескольких исследованиях также была продемонстрирована роль грелина в регуляции функций женской репродуктивной системы и его влияние на синтез и секрецию половых гормонов гипоталамуса и гипофиза [26, 27].

Полученные к настоящему времени данные о влиянии грелина на секрецию гормонов гипоталамуса и гипофиза весьма противоречивы. Несмотря на то что в большинстве исследований было показано, что грелин уменьшает секрецию гонадотропин-рилизинг и лютеинизирующего гормонов, есть исследования, которые продемонстрировали стимулирующий эффект грелина на продукцию фолликулостимулирующего гормона и лютеинизирующего гормона [28]. Однако доминирует теория, согласно которой грелин уменьшает секрецию лютеинизирующего гормона косвенно, посредством ингибирования гонадотропин-рилизинг-гормона и подавления экспрессии гена Kiss1, ответственного за синтез кисспептина, играющего важную роль в регуляции полового созревания [28, 29]. Новые данные убедительно показывают, что грелин и его рецепторы (GHS-R1a и GHS-R1b) присутствуют в тканях яичников млекопитающих. У человека грелин был выявлен в интерстициальных клетках, ооцитах и клетках желтого тела [28]. В связи с этим считается, что грелин играет роль системного и паракринного регулятора развития и созревания фолликулов. В исследованиях in vitro показана способность грелина ингибировать стероидогенез в человеческой культуре клеток гранулезы независимо от присутствия хорионического гонадотропина человека путем воздействия на рецепторы гонадотропин-рилизинг-гормона [30]. Кроме того, в экспериментах на животных также продемонстрировано ингибирующее влияние грелина на секрецию инсулиноподобного фактора роста-1 и простагландина F клетками гранулезы. С физиологической точки зрения это может быть обусловлено целесообразностью подавления репродуктивной функции в условиях алиментарной недостаточности и голодания [31]. Установлено также антиапоптотическое и пролиферативное действие грелина на ткани яичника [11, 18].

Важно отметить, что грелин и его рецепторы были обнаружены в тканях эндометрия, а также клетках морулы и на более поздних стадиях развития эмбриона [28]. Выявлено, что грелин негативно регулирует жизнеспособность и пролиферацию клеток эмбриона [32]. Эти данные свидетельствуют о том, что высокие уровни грелина могут ингибировать предимплантационное развитие эмбрионов через свои рецепторы.

Провоспалительные цитокины, такие как интерлейкин-6, синтезируются макрофагами жировой ткани, а «увеличение концентрации этих синтезируемых макрофагами циркулирующих факторов приводит к развитию хронического низкоинтенсивного воспалительного процесса, приводящего к развитию инсулинорезистентности» [17]. Инсулинорезистентность и ассоциированная с ней гиперинсулинемия являются еще одной особенностью ожирения, в особенности центрального типа. Механизмы влияния указанных факторов на репродуктивную функцию изучены недостаточно, однако предполагается, что ведущая роль также принадлежит адипоцитам и нарушению их функционального состояния. В исследовании было показано, что гормон жировой ткани адипонектин увеличивает чувствительность тканей к инсулину, однако его концентрация отрицательно коррелирует с массой жировой ткани [18]. Протеины, синтезируемые адипоцитами, ретинолсвязывающий протеин-4, принимают участие в развитии инсулинорезистентности, а их концентрация положительно коррелирует с количеством жира в организме [17]. Помимо прямого и опосредованного действия гормонов жировой ткани на репродуктивную функцию, адипоциты, сами по себе, являются местом метаболизма и взаимопревращения стероидных гормонов. Функцией фермента 17β-гидроксистероиддегидрогеназы в адипоцитах является превращение андростендиона в активный андроген тестостерон, а функцией фермента 5α-редуктазы – превращение тестостерона в более активный андроген 5α-дигидротестостерон, что также предрасполагает к развитию гиперандрогении при ожирении [19].

Инсулинорезистентность ассоциирована с компенсаторной гиперинсулинемией, которая, в свою очередь, может приводить к недостаточности репродуктивной функции [21]. Одним из основных последствий является гиперандрогения, возникающая в результате нарушения функции яичников или других органов [21]. На уровне яичников гиперинсулинемия приводит к увеличению синтеза андрогенов как напрямую, так и опосредованно: во-первых, происходит стимуляция стероидогенеза в гранулезных и тека-клетках, во-вторых, увеличивается чувствительность клеток-гонадотрофов гипофиза к гонадотропин-рилизинг-гормону гипоталамуса, что опосредованно активизирует стероидогенез в яичниках [16]. Помимо гиперандрогении, берущей свое начало в яичниках, гиперинсулинемия способна подавлять синтез глобулина, связывающего половые гормоны в печени, что приводит к увеличению уровня свободных андрогенов [16], что, в свою очередь, способно активизировать синтез андрогенов в надпочечниках [21]. Результатом этих процессов является гиперандрогения, оказывающая негативные эффекты на процессы фолликулогенеза [21]. На уровне яичников гиперандрогения способствует активации апоптоза клеток гранулезы. С другой стороны, периферическая конверсия избытка андрогенов в эстрогены в жировой ткани обуславливает развитие гиперэстрогении, что приводит к ингибированию нормальной секреции гонадотропинов и, как следствие, нарушению регуляции овуляторной функции яичников [21].

При ожирении соотношение эстрон/эстрадиол меняется в сторону эстрона, что предрасполагает к нарушению нормального функционирования механизма обратной связи [6]. Гиперэстрогенемия сенсибилизирует гонадотрофы гипофиза к гонадотропин-рилизинг-гормону и снижает пороговый уровень овариального эстрадиола, необходимый для начала овуляторного подъема лютеинизирующего гормона. Гиперстимуляция незрелых фолликулов, вероятно, лежит в основе их кистозного перерождения [6].

Однако не всегда отсутствие овуляции на фоне ожирения происходит по этому патогенетическому сценарию. Как уже обсуждалось выше, адипокины оказывают множественные эффекты на гипоталамо-гипофизарно-яичниковую ось, что приводит к подавлению овуляции и, таким образом, представляет собой еще один возможный механизм, посредством которого ожирение может увеличить риск возникновения нарушения менструального цикла и отсутствия овуляции [33].

В многонациональном когортном исследовании, проведенном N. Santoro и B. Lasley (2004), показано, что у женщин с избыточным весом статистически значимо чаще наблюдаются нерегулярные менструальные циклы, в связи с чем авторы сделали вывод, что ожирение негативно влияет на функцию желтого тела. В другом перекрестном исследовании из 266 женщин с ожирением и нормальной фертильностью у 64,3% отмечался регулярный менструальный цикл, у 21,4% – олигоменорея и у 14,3% – гиперменорея и/или полименорея. Выявлено, что пациентки с олигоменореей имели наибольшую окружность талии, индекс массы тела и концентрации инсулина в крови по сравнению с женщинами с нормальным менструальным циклом [34].

Отсутствие овуляции при ожирении может быть причиной развития гиперпластических процессов эндометрия, метроррагии и дисфункциональных маточных кровотечений [35]. Длительное воздействие низких концентраций эстрогенов в отсутствие адекватного воздействия прогестерона приводит к стимуляции эндометрия и развитию гиперплазии, а в дальнейшем – кровотечений [35]. Низкие концентрации эстрогенов также являются причиной асинхронной пролиферации эндометрия и наличия в нем одновременно очагов отторжения и пролиферации. У женщин с ожирением наблюдается снижение амплитуды пульсовой секреции лютеинизирующего гормона, а также пониженная экскреция метаболитов прогестерона [13]. Помимо ановуляции, изменение паттерна секреции лютеинизирующего гормона ведет к нарушению стероидогенеза в яичниках, что способствует задержке созревания ооцитов, снижению качества половых клеток и/или нарушению перестройки эндометрия. Кроме того, указанные процессы влияют на функционирование желтого тела в секреторную фазу менструального цикла [36].

Таким образом, ожирение влияет на овуляцию, созревание ооцитов, на процессы в эндометрии и его рецептивность, процесс имплантации, а также частоту невынашивания. Кроме того, выявлено, что ожирение связано с более низкими концентрациями антимюллерова гормона [37]. Антимюллеров гормон секретируется клетками гранулезы яичника и в настоящее время используется в качестве основного индикатора снижения овариального резерва [37]. У женщин с ожирением наблюдается увеличение концентрации С-реактивного белка в фолликулярной жидкости, что указывает на то, что метаболическая среда организма имеет прямое воздействие на процессы фолликулогенеза [18]. Увеличение этого маркера воспаления и оксидативного стресса в фолликулярной жидкости статистически достоверно связано со снижением потенциала развития ооцитов [12, 38]. В свою очередь, нарушение метаболизма у женщины и снижение качества ооцитов может привести к развитию аномалий эмбрионального развития. Плохое качество эмбрионов может быть обусловлено плохим качеством ооцита, однако считается, что состояние эндометрия также может влиять на качество эмбрионов. В исследовании in vitro было продемонстрировано, что предимплантационная обработка эмбрионов избыточными количествами пальмитиновой кислоты – жирной кислоты, которая определяется в матке и маточных трубах при ожирении, приводит к аномальной эмбриональной экспрессии рецептора IGF-1, который отвечает за сигнализацию инсулина в тканях эмбриона. При развитии беременности такими плодами отмечалась высокая частота задержки роста плода, а также метаболического синдрома у потомства [36].

Ожирение нарушает репродуктивную функцию не только через механизмы нарушения овуляции: снижение фертильности отмечается и у пациенток с овуляторными регулярными циклами. К другим механизмам относятся [5, 6, 16] следующие:

- комплексное воздействие психосоциальных факторов: и ожирение, и бесплодие сопровождаются депрессивным синдромом, что способствует стрессорной гиперпролактинемии и отражается на нормальном росте и созревании преовуляторного фолликула, на овуляции и процессе созревания желтого тела, преимплантационной подготовке эндометрия;

- секретируемые жировой тканью провоспалительные цитокины, уровень которых повышается при ожирении, дают не только прямой эмбриотоксический эффект, но также ограничивают инвазию трофобласта, нарушая его нормальное формирование. Избыточное количество провоспалительных цитокинов приводит к локальной активации протромбиназы и как результат – к тромбозу, инфаркту трофобласта, его отслойке и, в конечном итоге, раннему выкидышу [6].

Следует отметить, что при любой форме ожирения имеет место патология гипоталамо-гипофизарной системы, которая приводит к овариальной недостаточности [36].

Заключение

Взаимосвязь между ожирением и нарушением репродуктивной функции давно доказана. В то же время известно, что снижение массы тела улучшает эту функцию у женщин с избыточной массой тела и ожирением [39]. Особенно важно, чтобы женщины с данной патологией, посещающие профильных специалистов, получали необходимые рекомендации и поддержку, направленные на снижение массы тела [16]. Снижение веса чаще всего достигается путем изменения диеты и увеличения уровня физической активности. В последние десятилетия стали шире использоваться лекарственные препараты для снижения веса и бариатрическая хирургия [1]. Принимая во внимание то, что модификация образа жизни и лекарственная терапия имеют ограничения с точки зрения долговременной эффективности, все больше женщин репродуктивного возраста, страдающих ожирением, отдают предпочтение хирургическим методам лечения [1].

Список литературы

1. Aricha-Tamir B, Weintraub AY, Levi I, Sheiner E. Downsizing pregnancy complications: a study of paired pregnancy outcomes before and after bariatric surgery. Surgery for Obesity and Related Diseases. 2012;8(4):434-439. doi: 10.1016/j.soard.2011.12.009.

2. Косыгина А.В., Васюкова О.В. Новое в патогенезе ожирения: адипокины – гормоны жировой ткани // Проблемы эндокринологии. – 2009. – Т. 55. – №. 1. – С. 44-50. [Kosygina AV, Vasyukova O.V. Novoe v patogeneze ozhirenia: adipokiny –gormony zhirovoi tkani. Problemy endokrinologii. 2009; 55 (1):44-50. (In Russ.)]

3. Jungheim ES, Travieso JL, Carson KR, Moley KH. Obesity and Reproductive Function. Obstetrics and Gynecology Clinics of North America. 2012;39(4):479-493. doi: 10.1016/j.ogc.2012.09.002.

4. Donato JJ, Cravo RM, Frazão R, Elias CF. Hypothalamic Sites of Leptin Action Linking Metabolism and Reproduction. Neuroendocrinology. 2011;93(1):9-18. doi: 10.1159/000322472.

5. Norman JE. The adverse effects of obesity on reproduction. Reproduction. 2010;140(3):343-345. doi: 10.1530/rep-10-0297.

6. Ковалева Ю.В. Роль ожирения в развитии нарушений менструальной и репродуктивной функции // Российский вестник акушера-гинеколога. – 2014. – Т. 14. – №. 2. – С. 43-51. [Kovaleva UV. Rol' ozhirenia v razvitii narushenii menstrual'noi i reproduktivnoi funkcii. Rossiiskii vestnik akushera-ginekologa. 2014;14(2):43-51. (In Russ.)]

7. Негруша Н.А. Метаболический синдром у беременных: особенности течения, диагностики, лечения и профилактики: Дис. ... канд. мед. наук. – Санкт-Петербург; 2014. [Negrusha NA. Metabolicheskii sindrom u beremennyh: osobennosti techenia, diagnostiki, lecnenia I profilaktiki. [dissertation] Saint-Petersburg; 2014. (In Russ.)]. Доступно по: http://vmeda.mil.ru/vmeda/science/dissertation/view.htm?id=68@morfDissertation. Ссылка активна на 12.02.2017.

8. Thompson J, Regnault T. In Utero Origins of Adult Insulin Resistance and Vascular Dysfunction. Seminars in Reproductive Medicine. 2011;29(03):211-224. doi: 10.1055/s-0031-1275522.

9. Rachoń D, Teede H. Ovarian function and obesity—Interrelationship, impact on women's reproductive lifespan and treatment options. Molecular and Cellular Endocrinology. 2010;316(2):172-179. doi: 10.1016/j.mce.2009.09.026.

10. Горбатенко Н.В., Беженарь В.Ф., Фишман М.Б. Влияние бариатрической хирургии на репродуктивное здоровье женщины с ожирением. / VIII межрегиональная научно-практическая конференция с международным участием «Амбулаторная акушерско-гинекологическая помощь от рождения до старости. Возможности профилактики»; Декабрь 2-3, 2016; Санкт-Петербург. [Gorbatenko NV, Bezhenar VF, Fishman MB. Vliyanie bariatricheskoi hirurgii na reproduktivnoe zdorov'e zhenshchy s ozhireniem. (Conference proceedigs) VIII mezhregional'naya nauchno-practicheskaya konferenciya s mezhdunarodnym uchastiem «Ambulatornaya akushersko-ginecologicheskaya pomoshch' ot rozhdeniya do starosti. Vozmozhnosti profilaktiki». 2016 dec 2-3; Saint-Perersburg (In Russ).

11. Rak-Mardyla A. Ghrelin role in hypothalamus-pituitary-ovarian axis. J Physiol Pharmacol. 2013;64(6):695-704.

12. Crujeiras AB, Casanueva FF. Obesity and the reproductive system disorders: epigenetics as a potential bridge. Human Reproduction Update. 2014;21(2):249-261. doi: 10.1093/humupd/dmu060.

13. Milone M, De Placido G, Musella M, et al. Incidence of Successful Pregnancy After Weight Loss Interventions in Infertile Women: a Systematic Review and Meta-Analysis of the Literature. Obesity Surgery. 2015;26(2):443-451. doi: 10.1007/s11695-015-1998-7.

14. Michalakis K, Mintziori G, Kaprara A, et al. The complex interaction between obesity, metabolic syndrome and reproductive axis: A narrative review. Metabolism. 2013;62(4):457-478. doi: 10.1016/j.metabol.2012.08.012.

15. Könner AC, Brüning JC. Mapping leptin's link to reproduction. Molecular Metabolism. 2012;1(1-2):5-7. doi: 10.1016/j.molmet.2012.08.001.

16. Brewer CJ, Balen AH. The adverse effects of obesity on conception and implantation. Reproduction. 2010;140(3):347-364. doi: 10.1530/rep-09-0568.

17. Galic S, Oakhill JS, Steinberg GR. Adipose tissue as an endocrine organ. Molecular and Cellular Endocrinology. 2010;316(2):129-139. doi: 10.1016/j.mce.2009.08.018.

18. Galliano D, Bellver J. Female obesity: short- and long-term consequences on the offspring. Gynecological Endocrinology. 2013;29(7):626-631. doi: 10.3109/09513590.2013.777420.

19. Santos ED, Pecquery R, Mazancourt Pd, Dieudonné M-N. Adiponectin and Reproduction. Vitam Horm 2012;90:187-209. doi: 10.1016/b978-0-12-398313-8.00008-7.

20. Myers MG, Leibel RL, Seeley RJ, Schwartz MW. Obesity and leptin resistance: distinguishing cause from effect. Trends in Endocrinology & Metabolism. 2010;21(11):643-651. doi: 10.1016/j.tem.2010.08.002.

21. Sharma A, Bahadursingh S, Ramsewak S, Teelucksingh S. Medical and surgical interventions to improve outcomes in obese women planning for pregnancy. Best Practice & Research Clinical Obstetrics & Gynaecology. 2015;29(4):565-576. doi: 10.1016/j.bpobgyn.2014.12.003.

22. Pisto P, Ukkola O, Santaniemi M, Kesäniemi YA. Plasma adiponectin—an independent indicator of liver fat accumulation. Metabolism. 2011;60(11):1515-1520. doi: 10.1016/j.metabol.2011.03.009.

23. Blum CA, Müller B, Huber P, et al. Low-Grade Inflammation and Estimates of Insulin Resistance during the Menstrual Cycle in Lean and Overweight Women. The Journal of Clinical Endocrinology & Metabolism. 2005;90(6):3230-3235. doi: 10.1210/jc.2005-0231.

24. Zhang J, Zhou L, Tang L, Xu L. The plasma level and gene expression of resistin in polycystic ovary syndrome. Gynecological Endocrinology. 2011;27(12):982-987. doi: 10.3109/09513590.2011.569794.

25. Stengel A, Taché Y. Ghrelin – A Pleiotropic Hormone Secreted from Endocrine X/A-Like Cells of the Stomach. Frontiers in Neuroscience. 2012;6. doi: 10.3389/fnins.2012.00024.

26. Sirotkin AV, Pavlova S, Tena-Sempere M, et al. Food restriction, ghrelin, its antagonist and obestatin control expression of ghrelin and its receptor in chicken hypothalamus and ovary. Comparative Biochemistry and Physiology Part A: Molecular & Integrative Physiology. 2013;164(1):141-153. doi: 10.1016/j.cbpa.2012.07.010.

27. Tena-Sempere M. Ghrelin, the Gonadal Axis and the Onset of Puberty. EndocrDev 2013;25:69-82. doi: 10.1159/000346055.

28. Repaci A, Gambineri A, Pagotto U, Pasquali R. Ghrelin and reproductive disorders. Molecular and Cellular Endocrinology. 2011;340(1):70-79. doi: 10.1016/j.mce.2011.02.022.

29. Szczepankiewicz D, Skrzypski M, Pruszynska-Oszmalek E, et al. Importance of ghrelin in hypothalamus-pituitary axis on growth hormone release during normal pregnancy in the rat. J Physiol Pharmacol. 2010;61(4):443-449.

30. Comninos AN, Jayasena CN, Dhillo WS. The relationship between gut and adipose hormones, and reproduction. Human Reproduction Update. 2013;20(2):153-174. doi: 10.1093/humupd/dmt033.

31. Angelidis G, Dafopoulos K, Messini CI, et al. Ghrelin: New Insights into Female Reproductive System-Associated Disorders and Pregnancy. Reproductive Sciences. 2012;19(9):903-910. doi: 10.1177/1933719112443880.

32. Roa J, Tena-Sempere M. Connecting metabolism and reproduction: Roles of central energy sensors and key molecular mediators. Molecular and Cellular Endocrinology. 2014;397(1-2):4-14. doi: 10.1016/j.mce.2014.09.027.

33. Taylor PD, Samuelsson AM, Poston L. Maternal obesity and the developmental programming of hypertension: a role for leptin. Acta Physiologica. 2014;210(3):508-523. doi: 10.1111/apha.12223.

34. De Pergola G, Tartagni M, d’Angelo F, et al. Abdominal fat accumulation, and not insulin resistance, is associated to oligomenorrhea in non-hyperandrogenic overweight/obese women. Journal of Endocrinological Investigation. 2014;32(2):98-101. doi: 10.1007/bf03345694.

35. Beatriz Motta A. The Role of Obesity in the Development of Polycystic Ovary Syndrome. Current Pharmaceutical Design. 2012;18(17):2482-2491. doi: 10.2174/13816128112092482.

36. Jungheim ES, Travieso JL, Hopeman MM. Weighing the impact of obesity on female reproductive function and fertility. Nutrition Reviews. 2013;71:S3-S8. doi: 10.1111/nure.12056.

37. Chavarro JE, Rich-Edwards JW, Rosner BA, Willett WC. A prospective study of dietary carbohydrate quantity and quality in relation to risk of ovulatory infertility. European Journal of Clinical Nutrition. 2007;63(1):78-86. doi: 10.1038/sj.ejcn.1602904.

38. Purcell SH, Moley KH. The impact of obesity on egg quality. Journal of Assisted Reproduction and Genetics. 2011;28(6):517-524. doi: 10.1007/s10815-011-9592-y.

39. Tang T. Combined lifestyle modification and metformin in obese patients with polycystic ovary syndrome. A randomized, placebo-controlled, double-blind multicentre study. Human Reproduction. 2005;21(1):80-89. doi: 10.1093/humrep/dei311.


Об авторах

Наталья Валерьевна Горбатенко

ФГБОУ ВО Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова Министерства здравоохранения Российской Федерации


Россия

аспирант кафедры акушерства, гинекологии и неонатологии



Виталий Федорович Беженарь

ФГБОУ ВО Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова Министерства здравоохранения Российской Федерации


Россия

д.м.н., профессор, заведующий кафедрой акушерства, гинекологии и неонатологии, руководитель клиники акушерства и гинекологии



Михаил Борисович Фишман

ФГБОУ ВО Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова Министерства здравоохранения Российской Федерации


Россия

д.м.н., профессор кафедры хирургии факультетской с курсами лапароскопической и сердечно-сосудистой хирургии с клиникой



Дополнительные файлы

Для цитирования:


Горбатенко Н.В., Беженарь В.Ф., Фишман М.Б. Влияние ожирения на развитие нарушения репродуктивной функции у женщин. Ожирение и метаболизм. 2017;14(1):3-8. https://doi.org/10.14341/omet201713-8

For citation:


Gorbatenko N.V., Bezhenar V.F., Fishman M.B. Obesity and reproductive health of women. Obesity and metabolism. 2017;14(1):3-8. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/omet201713-8

Просмотров: 348


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2071-8713 (Print)
ISSN 2306-5524 (Online)